Разъяснения по вопросу о возможности совмещения
адвокатской деятельности с деятельностью медиатора
на профессиональной или непрофессиональной основе

В региональные палаты адвокатов и ФПА РФ поступали запросы адвокатов с просьбой разъяснить вопрос о том, в праве ли адвокат совмещать адвокатскую деятельность с деятельностью медиатора на профессиональной или непрофессиональной основе с учетом положений закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ» и Кодекса профессиональной деятельности адвоката (далее – ФЗ «Об адвокатуре» и КПЭ).

Сомнения адвокатов в основном связаны со следующим:

Федеральный закон «Об адвокатуре» и КПЭ традиционно регламентируют деятельность адвоката как представителя и юридического советника исключительно одной из спорящих сторон. Адвокату прямо запрещается входить в отношения с другой стороной, интересы которой не совпадают с интересами его доверителя. Следовательно, как можно было бы предположить, адвокату запрещается быть фактически представителем обеих сторон – выполнять роль профессионального  посредника в процессе реализации примирительных процедур.  Кроме того адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника и заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг (п. 3 ст. 9 КПЭ адвоката).

В связи с этим ФПА РФ были подготовлены соответствующие разъяснения:

По своему содержанию деятельность медиатора не является ни адвокатской деятельностью, ни деятельностью по оказанию правовой помощи (предоставлению юридических услуг). Статья 2 Закона о медиации определяет процедуру медиации как способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения, а медиатора – как  независимое физическое лицо, привлекаемое сторонами в качестве посредника в урегулировании спора для содействия в выработке решения по существу спора.

Деятельность медиатора, как и адвокатская деятельность, не является предпринимательской (п.3 ст. 15 Закона о медиации), то есть не является деятельностью, осуществляемой на основании договора возмездного оказания услуг.

Также важно принимать во внимание то, что целями работы медиатора (в отличие от адвоката) не являются ни отстаивание или защита интересов одной из сторон спора, ни оценка правильности их правовых позиций, ни вынесение решения по итогам рассмотрении спора. Цель работы медиатора — не оказание юридической помощи какой-либо из сторон, а содействие сторонам, которые самостоятельно вырабатывают взаимоприемлемое решение по спору.

Более того, подл. 2 п. 6 ст. 15 Закона о медиации содержит прямой запрет медиатору оказывать какой-либо стороне юридическую, консультационную или иную помощь, а также выполнять функции медиатора, если он является представителем (адвокатом) одной из сторон.

Таким образом, во-первых, работа медиатора (как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе) регламентируется специальным законом и не относится к деятельности, регулируемой законом «Об адвокатуре».

Во-вторых, деятельность медиатора не может быть отнесена к деятельности, осуществляемой на основании договора возмездного оказания услуг, поскольку такой  договор между медиатором и сторонами не заключается, а деятельность медиатора не является предпринимательской (коммерческой). Также лицо, осуществляющее функции медиатора, не заключает трудовой договор, не имеет работодателя, вследствие чего не может быть отнесено к категории лиц, выполняющих трудовые функции по трудовому договору (контракту).

Таким образом, адвокат вправе выполнять функции медиатора как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе (если только он одновременно не является адвокатом одной из сторон). Такая деятельность адвоката по выполнению функций медиатора не нарушает положений Закона Об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката. При этом осуществлять деятельность медиатора на профессиональной основе адвокат вправе при условии, что он прошел соответствующий курс обучения по программе подготовки медиаторов (ст. 16 Закона О медиации), а также с соблюдением иных требований, установленных Законом О медиации.